Незапланированная встреча знакомых в массажном салоне

Лжец (Михаил Козлов) / Проза.ру

Незапланированная встреча знакомых в массажном салоне. hd. matsufili.ga · Незапланированная встреча знакомых в массажном салоне. Знакомые частенько говаривали, что ему бы книжки писать, но не в этом что придется проводить незапланированную встречу с основной группой. не слишком распускались в тамошних массажных салонах. hd. matsufili.ga · Незапланированная встреча знакомых в массажном салоне. Незапланированная встреча знакомых в массажном салоне.

Их от баб, простите, девушек, уже воротит. А мы, рабочие парни, с загорелыми мускулистыми руками, обветренными горным воздухом лицами — настоящие самцы, пользовались бешеной популярностью. Несмотря на то, что повествование было наиболее интересно мужскому полу, Людочка слушала с нескрываемым удовольствием. Она всегда слушала Кузякина, приоткрыв рот и немного затаив дыхание, вероятно, чтобы не спугнуть рассказчика.

Это была одна из немногих черт Людочки, которая импонировала. В такие моменты она размякала, и можно было не опасаться, что раздастся ее напряженно-звенящий голос, возвещающий о необходимости куда-то ехать, что-то делать и предпринимать какие-то активные действия.

Мишка тоже, если позволяло время, приходил послушать. Вот его, как слушателя, Кузякин не любил. Жуков постоянно задавал вопросы, пытался подловить на мелочах и, вообще, во всем сомневался. Эта адвокатская черточка была Кузякину неприятна, но он осознавал необходимость подобных тренировок, поэтому терпел Мишкино присутствие. Сегодня Жукова не было, игра в шахматы стояла в отложенной позиции, и Кузякин, в течение монолога изредка подходил к ней, когда в голову приходил какой-нибудь интересный ход.

Тогда он прерывался, склонялся над доской и, шевеля губами, словно пытаясь одной губой съесть другую, несколько мгновений стоял молча. Это молчание выводило Людочку из ступора, в ее глазах появлялось осмысленное выражение, и если Кузякин не успевал продолжить, она вполне могла найти занятие и себе и самому Кузякину.

Уже под вечер, когда был найден лучший, по мнению Алексея, ход, рассказана последняя история, отпущен по своим делам Антон, и Людочка, накрасившись, собирала в сумочку вещи, в офис ввалился Жуков. Людочка, не имевшая представления об утреннем разговоре с новым клиентом, хотела продолжить нагоняй за забывчивость, но, увидев лица начальников, сменила гнев на милость: Я и не знал, что у него совместный бизнес с Пильщиковым, пока он документы не показал.

Пильщиков был депутатом ЗакСа и довольно одиозной фигурой, владевшим в городе массой всевозможных предприятий: Он не принадлежал ни к одной из партий, всегда гордился своим статусом независимого депутата, и строил свои предвыборные кампании на глобальных обещаниях накормить всех и привести в порядок. Он всегда проходил в одном и том же округе, где почти все жители работали на его предприятиях. Мишка порылся в нагрудном кармане и вытащил красивую визитную карточку с золотистым тиснением. Взяв телефон, он набрал номер и несколько секунд слушал ответ.

Точно, он забыл о встрече и, выключив мобилу, лежит, отдыхает от трудов праведных. Скорее всего, либо показания дает, минимум как свидетель, либо парится в обезьяннике. Почему должны сразу в него вцепиться? А у трубки могла батарея сесть, — закончил он уже более твердо. Мишка, слушая тираду партнера, молча вытаскивал из шкафа документы.

Они могли просто никуда не ходить, ни к кому не обращаться. Они нечто вроде доверенных лиц самого Григория Кондратьевича. Но что-то у них не склеилось и захотелось самостоятельности. Я им проблем пообещал кучу с его стороны, но они настаивали. А на этой конторе только недвижимости на три миллиона баксов, — Мишка достал баланс. В этот момент в кабинет влетела Людочка. Сергей Юрьевич Пронин сидел в своем новом кабинете и размышлял о превратностях жизни.

Всю сознательную жизнь он мечтал об этой работе и вот после стольких лет мотаний по разным ведомствам он оказался в святая святых: Еще в третьем классе он прочитал про майора Пронина и увидел в этом совпадении перст судьбы.

Он продолжал мечтать о борьбе с преступностью до момента развала Советского союза, когда на книжные лотки валом высыпала зарубежная приключенческая литература. На этих лотках он открыл для себя Чейза, который показал ему, как может быть опасна мафия, в чем он смог скоро убедится, посмотрев новости по телевизору. Его решимость не убавилась, когда он завалил вступительные на юридический в Университет. Ему пришлось, правда, несколько поступиться мечтой приняв жесткий ультиматум отца, который по блату устроил его в ЛИТМО.

Все пять лет учебы в институте он только и думал, сможет ли устроиться с непрофильным образованием в органы внутренних дел. Только размер зарплаты был столь жалок, что отец, по блату, конечно, устроил его в мэрию. На незначительную должность референта заместителя председателя комитета по городскому хозяйству. Проработав там два с лишним года, молодой человек решил начать свой собственный бизнес. Почему он выбрал строительство, было понятно только с одной точки зрения: Но поскольку он сам ни в строительстве, ни в бизнесе не разбирался, дела фирмы в гору не пошли.

Завершив карьеру бизнесмена и расплатившись с долгами, Сергей Юрьевич по протекции отца устроился в налоговую полицию. Вот это было уже ближе к мечте повзрослевшего мечтателя, закаленного жизненными неудачами и приобретшим к тому времени привычку курить трубку. Не то чтобы он желал походить на знаменитого курильщика трубок Шерлока Холмса, даже наоборот, рассказами Конан Дойла Пронин не увлекался, поругивая писателя за пренебрежение к настоящим труженикам сыска — работникам Лондонского Скотланд Ярда.

Но трубка в зубах придавала ему солидный вид и неизменно производила впечатление на женщин. Почему-то, как только женщины узнавали Сергея Юрьевича ближе, они старались держать его на расстоянии. Это его несколько беспокоило, пока он не встретил Аделаиду Владленовну. Еще только услышав ее имя, Сергей Юрьевич обратил внимание на его мелодичное звучание. А когда увидел обладательницу, его внутренний голос подсказал, что эта женщина — его судьба.

Аделаида была тонкой, невысокой девушкой неопределенного возраста, в круглых очках, которые из-за своей толщины казались чуть запотевшими.

Ее тихий и немного испуганный голос заставлял сердце Пронина нежно сжиматься.

Чемодан тайских кремов отняли у бортпроводников самолета в аэропорту Иркутска

Но главным достоинством стало ее отношение к самому Сергею Юрьевичу: Он сразу распознал в ней спутницу жизни, и через два месяца после первой встречи они подали заявление в ЗАГС.

Работая в полиции, пусть и налоговой, Пронин, в общем и целом, чувствовал себя на своем месте. Не обретя особых познаний в налоговом праве, бухгалтерском учете и тому подобных премудростях, он быстро двигался вверх от чина к чину, и дослужился до капитана, когда неожиданно налоговую полицию ликвидировали, переведя почти всех сотрудников этого ведомства на борьбу с наркотиками. Сергей Юрьевич в это число не попал, а перевелся в отдел по борьбе с организованной преступностью.

Но впереди предстояла тяжелая и опасная работа. Но не тяжесть работы пугала Сергея Юрьевича, сидящего в раздумьях перед окном своего кабинета и наблюдающего за суетливой жизнью большого города, где ежедневно происходят преступления. Его несколько насторожило первое задание, которое руководство поручило. И не громкое имя погибшего депутата было тому причиной.

А фраза, которую он расслышал благодаря острому слуху, которым наградила его матушка-природа. Странную фразу произнес непосредственный начальник Пронина, начальник отдела, полковник Волков, когда Сергей Юрьевич покидал его кабинет. Полковник, обращаясь к своему заместителю, сказал: И от идиота избавимся, и лишних шишек не набьем. Окончание фразы Пронин не расслышал, поэтому не понял, к кому она относилась, но его терзало смутное подозрение, что речь шла о нем.

Только почему полковник, ранее не знакомый с Прониным назвал его идиотом? И вообще был к нему враждебно настроен? Ведь Пронин совсем недавно пришел в отдел и не мог никого успеть настроить против. Особенно начальство, с которым успешно налаживал отношения на любой работе. Поразмыслив немного над этой загадкой, Сергей Юрьевич пришел к выводу, что вопрос все-таки относился к кому-то другому, ибо в своих способностях раскрыть дело об убитом депутате не сомневался и помыслить не мог, что кто-либо другой может сомневаться в этой очевидной истине.

Но если даже полковник Волков на самом деле так думает, в силах Сергея Юрьевича развеять это заблуждение начальства. И именно такое громкое дело поможет ему в. Для успешного расследования, по мнению капитана, были нужны три вещи: Тогда, исходя из третьего, из-за второго, и быстро благодаря первому удастся найти преступника. Это не был подход дилетанта, как можно было бы подумать. Пронин за годы движения к своей мечте прочел немало специальной литературы и был неплохо подкован в теории сыска.

А поскольку криминалистика была его призванием, он имел все шансы быстро добраться до убийцы. Поэтому, не теряя времени даром, Сергей Юрьевич стремительно покинул кабинет, и буквально сбивая с ног идущих навстречу людей. То, что он даже не успел пообедать, придавало его стремительности особую окраску, ибо, по мнению Аделаиды Владленовны, нет ничего важнее правильного питания. Отказ от обеда был сильным поступком, о котором вечером он обязательно ей расскажет.

В том, что Аделаида поймет его и поддержит, сомнений у капитана не. Первые сомнения в успехе расследования появились у капитана, когда его вырвало при виде тела убитого. Мало того, что у трупа в буквальном смысле слова отсутствовал верх черепа, так еще и над остатками его головы роились мухи.

Тело, в ожидании начальства, пролежало на жаре не менее часа, и рядовые сотрудники были уже несколько на взводе, когда капитан Пронин с зеленым лицом вылез из Волги и направился к месту преступления. Зеленый цвет появился на физиономии Сергея Юрьевича, когда он проезжал мимо. А то, что капитану не удалось сдержать рвоту или хотя бы дойти до ближайших кустов еще меньше опустили его акции в глазах подчиненных.

Когда последние спазмы закончились, и бунтующий желудок был усмирен, у Пронина мелькнула мысль, что отказ от обеда был абсолютно правильным решением. Питание — питанием, а выезд на дело капитан решил больше никогда не начинать с приема пищи.

Немного придя в себя, Пронин приказал убрать тело с проезжей части и занялся осмотром места происшествия. Улик на мостовой оказалось чрезвычайно мало. Интуиция подсказывала ему, что этот Некипелов имеет прямое отношение к произошедшему.

Немедленно он надиктовал данные на подозреваемого, оказавшемуся поблизости сержанту и поручил установить местонахождение Степана Аркадьевича. Оказалось, что гражданин Некипелов с женой сидит рядом в Газели, поскольку именно он вызвал милицию, Пронин поспешил увидеть Степана Аркадьевича лично. И минуты разговора было достаточно, чтобы убедится, что интуиция не его не подвела. Разумеется, из списка убийц Некипелова пришлось вычеркнуть, но он тут же перекочевал в список заказчиков убийства.

Хотя при взгляде на спокойное лицо гражданки Некипеловой в непричастности ее мужа и ее самой к убийству стоило засомневаться.

Чемодан тайских кремов отняли у бортпроводников самолета в аэропорту Иркутска

Женщина, спокойно чувствующая себя там, где капитана тут же вырвало, вполне могла лично участвовать в убийстве делового партнера. Лидия Васильевна действительно выглядела абсолютно спокойно, но не оттого, что была бесчувственной убийцей, а просто потому, что после окончания медицинского института какое-то время работала патологоанатомом.

Пронин этого, конечно, знать никак не мог и сделал ошибочные выводы. Когда же Некипеловы сообщили, что опаздывают на встречу со своим адвокатом, подозрения, подкрепленные только непроверенной интуицией, обернулись уверенностью. Записав адрес адвокатской конторы в новенький блокнот, и поставив рядом с фамилией Кузякин жирный знак вопроса, Пронин распорядился задержать Некипеловых.

Вопросительный знак напротив фамилии Кузякин появился после слов Степана Аркадьевича о случайной встрече со старым приятелем. Такая обмолвка, по мнению руководителя расследования, была явно преднамеренной попыткой ввести следствие в заблуждение. Как он знал из обширнейшей литературы, случайностей не бывает. Пронин решил навестить юристов и внимательно присмотреться к бывшему стройотрядовцу Кузякину.

Держа в руках документы, изъятые у Некипеловых и пачку, найденную в машине убитого, Сергей Юрьевич откровенно радовался, представляя, как быстро растет дело об убийстве известного депутата. Не то чтобы он считал количество томов в деле единственным показателем проведенной работы, но эта приятная мелочь согревала его сердце. Задумавшись над этим, Пронин представил, сколько документов можно было бы изъять у адвокатов подозреваемых, если бы закон не сделал эту процедуру столь сложной. Искренне сожалея об упущениях, допущенных при разработке закона, он сел в машину и отправился на Петроградскую сторону в офис адвокатов.

Вернувшись домой в половине двенадцатого Кузякин и не надеялся на ласковый прием, хотя несколько раз за вечер звонил жене и предупреждал, что будет поздно. Вероятно, именно эти звонки и натолкнули Лену на нехорошие мысли об отсутствии мужа дома уже второй вечер подряд.

Только испачканные мелом пальцы и нетрезвый вид, на ее взгляд исключавший возможность измены как физического действия, несколько спасали общее положение. Лена, уверенная в отсутствии мужа на работе на том простом основании, что он не может быть в двух местах сразу, поскольку должен быть в суде, позвонила туда в самый неподходящий момент.

Людочка, забывшая о расписании из-за появления в приемной целой делегации сотрудников правоохранительных органов, при упоминании о суде вскрикнула как-то странно, что пробудило в жене Кузякина самые недобрые предчувствия.

Сообщение, что Кузякин до сих пор находится на работе, но позвать его к телефону нельзя, подтвердило ее подозрения в том, что она стала жертвой обмана со стороны мужа, а его секретарша всеми силами старается выгородить ее благоверного.

Людочка, никогда не считавшаяся угрозой семейного благополучия четы Кузякиных внезапно вышла на первый ряд в круге подозреваемых. Лена припомнила все слова Кузякина по ее поводу и пришла к выводу, что все сказанное является нелепой, но успешной попыткой увести ее внимание в сторону.

Она не могла понять, как можно было не обращать внимание на пожелания мужа избавится от тиранической секретарши, которые он повторял не много ни мало, а пять лет подряд. Ведь для того, чтобы ее уволить нужно было максимум две недели! Вспоминая свою доверчивость, Лена с трудом сдерживалась, чтобы не расплакаться от обиды и злости.

Его ждало глубочайшее разочарование. Еды в доме не было совсем! Нет, то есть булка-хлеб в хлебнице и позавчерашний суп в холодильнике никуда не делись, но ужин, о котором так мечталось, приготовлен не был, жена сидела в большой комнате с каменным лицом, и в ее взгляде на мужа читалось нечто большее, чем недовольство поздним приходом домой.

По десятибалльной шкале Кузякина такая канитель еле тянула на единицу. При нуле его должны были огреть скалкой. Но главные разборки полетов начались сразу после его удивленного: Ты у меня физраствором через трубочку будешь питаться!

Его испуг и позорное отступление только подлили масла в огонь, и Лена бросилась в наступление: Откуда ты это взяла? Я целый вечер просидел…, — Кузякин хотел рассказать про ужасный вечер с нудным УБОПовцем, о том, что его, похоже, подозревают в соучастии в убийстве и других многочисленных преступлениях а именно так он воспринял пространные высказывания капитана Пронинано Лена не дала ему такой возможности. Или ты заменил его на внесудебное лежание?

Я звонила тебе на работу в шесть тридцать. Твоя Лена сделала на этом особое ударение Людочка сказала, что ты очень занят, у тебя люди. Могла бы придумать что-нибудь получше. Я же пытаюсь все тебе объяснить! Один даже подозревать меня начал. Слышала про убийство Пильщикова? Какой идиот мог подумать, что ты причастен к убийству?

Не вешай мне лапшу на уши! Это был один из тех случаев, когда репутация Кузякина, как вечного придумщика, сыграла против него.

Но здесь ему не могла помочь мама. А потребовать позвонить Жукову, было так же глупо, как сходу признаться в измене. Мысли Кузякина заметались по внезапно опустевшей голове в поисках выхода.

Лена обычно была очень рассудительной, но иногда на нее накатывала чувство беспричинной ревности и она становилась совершенно неуравновешенной особой, спорить с которой или приводить доводы было бесполезно.

Кузякин знал об этих приступах ревности и прежде старался успокоить и уверить ее в своей любви, что действовало очень неплохо. Но после изматывающей беседы с Сергеем Юрьевичем роль любящего мужчины была ему не по силам.

Я, как Папа Карло, тублю на работе от зари до зари, так еще и ты со своими претензиями. Да хоть если б я действительно изменял тебе со своей секретаршей, тебе нужно было бы молчать в тряпочку, ибо где ты найдешь такого мужика, который бы не пил беспробудно, не курил, не смотрел футбольные матчи, часами просиживая у телевизора, имел неплохую работу да еще и не изменял бы собственной жене?

Ты богу вечерами должна молиться, что я не бросаю тебя из-за твоей ревности и постоянных гноблений. Высказавшись, Кузякин чуть втянул голову в плечи, так как после такой пламенной речи должно было последовать страшное возмездие. Исправить сказанное возможности не. У него было слишком мало времени, пока до жены полностью дойдет информация, переданная им со страстной пылкостью, накопленной за время беседы с капитаном Прониным.

Там он не мог высказать все, что думал по поводу бредовых идей сотрудника правоохранительных органов, так как мог быть привлечен к ответственности за оскорбление сотрудника при исполнении, а тут вот вырвалось.

И вырвалось явно лишнее. Если бы Кузякин обладал способностью стирать память людей, то немедленно стер пять последних минут из памяти жены, потому как, глядя на лицо своей половины, уже сожалел о сказанном.

Сначала казалось, что речь не произвела на Елену Юрьевну сильного впечатления, потому что лицо ее сохраняло некоторое время прежнее выражение, но это первое впечатление было обманчивым. Краска праведного негодования медленно начала проступать на ее лице, потом и черты стали принимать выражение более свойственное африканской маске из племени Тимбукту, изображающей бога войны, висевшую в доме родителей с незапамятных времен их далекого предка — путешественника по Южной Африке.

В горле законной супруги гражданина Кузякина стало что-то клокотать, как в первые минуты после подачи воды в систему парового отопления и, наконец, резкий удар справа открытой ладонью по щеке мужа показал отношение жены к его пламенной речи.

В этот удар Лена вложила всю накопленную женским родом за долгие годы патриархата ярость. На ее лицо, сохранившее еще остатки боевой раскраски, вернулось первоначальное каменное выражение. Кузякин, немного нагнувшись вперед, высунул голову в дверной проем и услышал: Напоминать женщине в такие минуты, что она находится в твоей квартире, явно не следовало. Но и сдавать свои позиции без боя Кузякину, как дипломированному юристу не следовало.

Теперь ему необходимо было проявить все свои познания в дипломатии, чтобы хоть как-нибудь загладить впечатление от своих слов. Просто у меня был тяжелый день. Раскалывается голова, и я страшно устал. А ты встречаешь меня беспочвенными подозрениями и без ужина. Естественно, я сорвался, но и ты должна понять, как мне сложно правильно выражать свои мысли в такой обстановке.

А ты срываешься на крик и не хочешь ничего слушать. Давай поговорим спокойно, без нервотрепки. Твои слова — сплошное вранье. Я не верю им ни на грош. Я слишком хорошо изучила тебя за десять лет.

Он знал, что в споре у Лены не рождается истина, а проявляется чувство самоутверждения, и иногда охотно проигрывал ей в таких мелких перепалках.

Но в этот раз у него ничего не вышло. Лена оставалась непреклонной и пар на мелочи выпускать не хотела: Я отсужу у тебя твою фирму и твою машину. Ты еще будешь ноги мне целовать. Кузякин во избежание нагнетания обстановки решил не возражать. Если я тебе не изменял все эти годы и получил в награду вот это, то теперь с чистой совестью пущусь во все тяжкие, чтобы хоть не зря мучиться.

Это была серьезная угроза, которая одновременно сочетала в себе признание в отсутствии вины. Ход был достаточно примитивным, но не использовать его Кузякин не.

Кузякин решил действовать не словами, а поступками и, пройдя в комнату, достал здоровенную сумку. Резко вжикнув молнией, он начал сосредоточено собирать вещи. Костюмы в сумке непременно помнутся, и их нужно будет гладить. Этого Кузякин делать не умел, но что-нибудь придумает, ведь Мишка как-то без жены выкручивается! Незаметно он старался краем глаза наблюдать за Леной, которая все также сидела на диване с лицом оскорбленного сфинкса: Собрав сумку, Кузякин гордо перекинул ее через плечо, и, обернувшись, зло бросил, вложив в слова все разочарование от напрасно потраченного красноречия: Это было мелко, но Кузякин не смог отказать себе в детском желании, чтобы последнее слово осталось за.

С тяжелой сумкой на плече и с кейсом в руке он бодрым шагом потопал на стоянку, размышляя по дороге, у кого можно будет остановиться на первое время, не привлекая к скандальным сторонам супружеской жизни особенного внимания. В глубине души он понимал, что разъезд не продлится долго и, может быть им нужно побыть какое-то время вдали друг от друга.

На душе у Кузякина, несмотря на привкус горечи от расставания с вредной, но все-таки любимой женой, было достаточно комфортно, как бывает у человека, снявшего долго копившееся напряжение.

Он легко шагал по влажным от дождя улицам, глубоко вдыхал свежий, с запахом опавшей листвы воздух. Когда он подошел к воротам стоянки у него уже выработался план на ближайшее время. Кроме общих черт, в плане были продуманы и многочисленные детали будущей беззаботной жизни, когда не надо спешить домой, думать о том, что скажет супруга и заботится о детях.

К слову сказать, у Кузякиных был ребенок, маленький Дима, ученик второго класса, находившийся на каникулах у бабушки, которая жила под Вологдой. Это обстоятельство радовало Кузякина, который ни за что не решился бы оставить семью, если бы Димка был дома.

Да и жена, скорее всего, не стала бы закатывать подобного скандала, а обошлась бы менее эмоциональным выговором. Вовка Лапшин был сообразительным ребенком. Он рано понял, что в мире есть хорошие, а есть плохие люди. Он приходил домой редко и поздно, но всегда приносил Вовке что-нибудь вкусненькое, игрушку или новую кассету с мультиками. Мама тоже была хорошей, хотя вкусненького не покупала, а игрушки дарила редко, по праздникам.

Но Вовка ценил маму не за подарки, а за то, что она была всегда. Без мамы Вовке было бы совсем кисло. В школе его не жаловали, друзей было мало. Папа устроил Вовку в школу, где училось много детей, которых мамы привозили на дорогих машинах, и у которых было много новых красивых вещей.

Эти дети хорошо одевались и всегда были аккуратно причесаны. Но с Вовкой, донашивавшим за братом Виктором его старую одежду, эти дети не играли. Они были плохие и часто обижали Вовку. Альберт, который был на голову выше Вовки и занимался карате, часто на переменках отрабатывал на нем приемы. Регина дразнила его за заплатки на локтях старенького пиджака. Почему папка не мог вместо игрушек купить Вовке новый было не понятно.

Вовка часто думал об этом, но когда отец приезжал побыть с ним в очередное воскресенье, Вовка как назло забывал ему об этом сказать. Вот и сейчас Вовка сидел в отцовской машине и нервно теребил пуговицу пиджака, стараясь не забыть напомнить ему об. Это было плохо, потому что Вовка не любил оставаться один надолго. Через тонированное стекло мальчик смотрел на проезжающие мимо автомобили и старался не забыть сказать отцу про новый костюм.

Возле Вовкиного автомобиля остановился другой, большой, грязно-желтого цвета с двумя зелеными полосами на борту. Он, медленно переваливаясь, заехал на тротуар и из него вышли два человека в пятнистой камуфляжной форме.

В такой форме ходили люди в фильмах, где много стреляли и на них часто были маски. На этих были кепки и очки. Стрелять они явно не собирались, а начали таскать большие пакеты. Но Вовка все-таки угадал. Стрельба началась чуть позже. Появились другие дядьки в масках и стали отбирать у первых мешки. Потом послышались выстрелы, и Вовка решил спрятаться внизу. Он спустился на пол, и пока стрельба не кончилась, лежал тихо и не высовывался.

Через пять минут, когда прибежал папка, на тротуаре лежали двое в камуфляже и один в маске. Машина с полосками стояла с распахнутыми дверями и наверху мигала желтая лампочка. Папка быстро завел мотор, и они уехали. Когда они трогались, визжа шинами, Вовка успел заметить смешного прохожего с тяжелой сумкой на плече и портфелем в левой руке.

Прохожий стоял, смешно открыв рот, и как показалось Вовке, не мигая смотрел на желтый фонарик. Когда позже они прощались с папкой, Вовка, из-за всей этой кутерьмы, опять забыл попросить у него новый костюм для школы. Он был ошарашен увиденным и простоял столбом немного дольше, чем нужно и был в качестве свидетеля допрошен приехавшим следователем. Его даже обыскали и очень удивились, куда он идет с такой кучей вещей. Хорошо хоть следователь оказался понятливым, и ему удалось быстро объяснить про семейные неурядицы Кузякина.

К Жукову он приехал уже под утро. Как оправдать для приятеля свою задержку, Кузякин не знал, потому что рассказывать второй раз о том, как стал свидетелем ограбления, было чересчур. Поэтому сходу пришлось выдумывать, как по пути заехал к Галине — своей пассии из медицинского института.

Что, уйдя от жены, он, наконец, почувствовал себя свободным от обязательств и дал волю инстинктам. Мишка хмуро намекнул, что в таком случае было бы неплохо позвонить другу, который напрасно ждал его приезда и заснул на диване в халате. Что друг теперь будет целый день ходить как сонная муха и что друзей надо беречь, что у них тоже есть личная жизнь и многое-многое другое, что может сказать не выспавшийся человек виновнику своего недосыпа.

Не поймут, — сказал Кузякин. В принципе нужно было уже собираться на работу и друзья, позевывая на ходу, разобрали вещи Кузякина, съели по куску пиццы из микроволновки и на машине Кузякина, который предвкушал разгульный образ жизни, отправились на работу. Перед зданием они застали удивительную картину, какую Кузякин уже давно не видал на улицах в центре города.

Прямо на тротуаре, на аккуратных столбиках кирпичей вместо колес, стояла вполне приличная Волга, с выбитым лобовым стеклом. Кузякин с Мишкой осторожно обошли инвалида от автотранспорта и заглянули в салон. Прямо на водительском сиденье лежал обыкновенный красно-коричневый с дырками кирпич. Вокруг было рассыпаны осколки. В офисе они застали Людочку и монтера, который пришел с телефонной станции проверять подключение телефонов.

Кузякин уже сто лет не слышал о таких проверках и на всякий случай тщательно проверил документы подозрительного человека. Документы оказались в порядке и партнеры даже мило побеседовали с мужиком о проблемах с телефонными линиями и дороговизне перезаключения телефонных договоров.

Монтер оправдывался, что не имеет с этими бюрократами ничего общего, внимательно осмотрел все телефонные аппараты, и даже залез в инструкцию по установке АТС на английском. Пробыл он не долго, Кузякин успел только выпить чашечку кофе со сливками — плохую замену его привычному утреннему капучино, и мельком просмотреть документы из Арбитража, скопированные с утра Антоном. В суд подал один из учредителей фирмы — бывшей владелицы здания, считавший, что этой сделкой ущемили его интересы.

На подобные иски не стоило даже обращать внимания, так как с этой точки зрения сделка была абсолютно законная. В данном случае это был просто хороший повод вытянуть из Тимура немного денег. Кузякин сел составлять мотивированный отзыв на исковое заявление, Жуков уехал на встречу с важным клиентом, Людочка умиротворяющее стучала по клавиатуре наманикюренными пальчиками.

На ее голове красовалась заколка в виде сосульки. В офисе установились тишина и покой — то, что требовалось Алексею Леонидовичу после вчерашнего безобразия. Печатая отзыв, Кузякин стал вспоминать вчерашнее ограбление.

Клиенты массажного салона охотно делились тайнами с чарующими сотрудницами

Увиденное заставило его вспомнить свою фантазию на тему ограбления, поэтому он постарался до мельчайших подробностей вспомнить все, что рассказывал жене и знакомым о выдуманном происшествии.

Запрокинув голову и прикрыв глаза, Кузякин старался найти общее в вымышленном ограблении и настоящим. И вдруг его как молнией поразило: И в настоящем ограблении, один из преступников, убегая, снял свою! Это открытие настолько обрадовало Алексея, что он открыл глаза и широко улыбнулся. Вот тебе и игра — найди одно сходство. Было приятно думать, что он смог так хорошо описать сложную сценку вымышленного ограбления, что настоящее было даже в чем-то похоже.

После этого открытия настроение Кузякина поднялось, и работать стало легче. Только жаль, что рассказать об этом некому. Иначе придется объяснять, зачем он врал в первый раз, да еще и не поверят, что это с ним случилось во второй. Кому-кому, а ему известно, что в правду люди верят иногда хуже, чем в ложь.

Напечатав отзыв и положив его в папку с исходящими документами, чтобы Людочка отнесла его на подпись к Курбатову, Кузякин вспомнил, что хотел поговорить с ним об удивительном автомобиле, который стоял у офиса сегодня утром. Выглянув в окно и убедившись, что калека на месте, зашел к Тимуру. Рассказал об иске, попросил подписать еще пару бумажек. Охранник вышел, вежливо попросил переставить. А если люди не понимают вежливых просьб, их надо учить. Так что за свою не беспокойся.

Вернувшись в свой офис, Кузякин подошел к Людочке и сказал ей, что через час нужно позвонить Курбатову и напомнить о необходимости подписать документы. Она передернула плечами и попросила. Разговаривать с бандитами действительно мало приятного, но дело есть.

Ближе к вечеру Кузякин вспомнил, что во флакончике с туалетной водой жидкости осталось на самом дне, и решил заехать домой пораньше: В половине шестого он вышел из кабинета с кейсом в руке и был тут же перехвачен секретаршей: Кузякин остановился у ее столика и набрал номер: В ответ угрюмо агакнули и повесили трубку.

К дому он подъехал без десяти шесть. У подъезда он задрал голову вверх и внимательно посмотрел на окна своей квартиры. Свет не горел, и он вприпрыжку стал подниматься по лестнице, стараясь выполнить свою миссию как можно быстрее. Лестница в доме Кузякиных была красивой с широкими пролетами и великолепными коваными перилами.

Чуть запыхавшись, он подошел к двери своей квартиры и уже достал из кармана ключ, как неожиданно сзади раздалось противное сопение, и на плечо ему легла чья-то рука.

Он обернулся и увидел перед собой человека, чье лицо было смутно знакомо. Это был тот участник нападения на инкассаторов, который после ограбления снял маску, залезая в автомобиль. Теперь он стоял перед Кузякиным, и от него несло спиртным и чесноком. Сочетание запахов, которое Кузякин терпеть не. Рот открылся, обнажив кривые коричневые от курения зубы, и человек произнес: Кузякин с выпученными глазами впал в прострацию и не ответил на вопрос ни слова.

Щелкнул нож, и блестящее лезвие поиграло светом от желтой лестничной лампочки на своих плоскостях. Бандит повернул голову от одного плеча к другому, щелкнув при этом позвонками шеи, и угрожающе повторил: О чем базланил с мусорами? Краем глаза Кузякин успел заметить, как дернулась правая рука собеседника с очевидным намерением проткнуть Кузякина насквозь и, защищаясь, приподнял кейс, который держал в левой руке.

Одновременно правой рукой, в которой все еще были зажаты ключи, он неуклюже ударил нападающего в глаз. Удар получился не сильный, но удачный: Но потратил этот час не на массаж, а на разговор с Джарией.

Мне, как специалисту по юго-восточной Азии, это было интересно с чисто филологической точки зрения. Кому-то трудно понять, но процедура общения - это очень интересно. Та наша первая встреча была летом года. Я подумала, что это какое-то сумасшествие, - смеется Джария. Знакомство с родителями После первой встречи в массажном салоне началось общение.

Игорь и Джария гуляли по городу, ездили на море. Между собой они общались исключительно на тайском языке.

Говорить по-русски тайской красавице тяжело. Особенно, что касается шипящих и цокающих звуков, которых в тайском языке. Свадебная церемония состоялась в Москве и была, по словам депутата, очень скромной. Восток мне всегда был интересен, - уверяет депутат. Я родился в Башкирии, куда моих родителей направили работать. Я ходил в детский сад, а рядом — татарки, башкирки.

Все они черноокие, черноволосые, симпатичные. Так что в восточных женщин я начал влюбляться еще в садике. В первую очередь, знакомство состоялось с родителями Игоря. Мама давно хотела, чтобы ее сын женился. Она очень рада, что вы! Через год после знакомства Игорь съездил на родину к Джарии в провинцию Удонтхани, что на северо-востоке Таиланда. Сначала нужно было лететь до Бангкока, оттуда — уже на машине.

Дом супруги находится в 50 километрах от города Вьентьян, столицы Лаоса, где я два года работал, - рассказывает депутат.

Едешь, и висит дорожный знак: Значит слоны могут выйти из джунглей. Живет Джария с бабушкой, дедушкой, младшим братом и девятилетней дочкой Мачимой. Джария давно была замужем, но муж ушел, и они развелись - Ред. Когда я приехал, они были очень рады. Да, браки с иностранцем там несколько необычны, но к ним относятся спокойно.

Вообще у них жизнь очень простая. Живут в небольшом домике из дерева. Стеночки тонкие, но больше и не надо, потому что там лето круглый год.

Если 17 градусов тепла вдруг, то для них это холодно, они разводят костер и греются. Мебели в домах у них. А когда обедают, расстилают на полу скатерть, и все сидят, поджав ноги. Интересно, но просьбами сделать массаж супруг ее отнюдь не донимает.

Я массаж не люблю, - признается Ревин.